о том, как делать бизнес и жить устойчиво

Знать 30 августа, 11:08

TED-доклад: как нас заставляют верить в то, чего нет

Доклад исследователя эффекта Расемона Шейлы Мари Орфано

TED-доклад: как нас заставляют верить в то, чего нет TED-доклад: как нас заставляют верить в то, чего нет

Эффект Расемона — термин, связанный с недостоверностью очевидцев и описывающий ситуацию, в которой событие получает противоречивые субъективные интерпретации или описания вовлеченными лицами. Шейла Мари Орфано, много лет изучающая это явление, делится результатами своих изысканий.

"В тихой бамбуковой роще найден мертвый самурай. Свидетели один за другим излагают свою версию произошедших событий. По мере того, как каждый из них рассказывает свою историю, становится ясно, что все свидетельства правдоподобны, но все же отличаются. И каждый свидетель причастен к происшествию.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Это краткий сюжет рассказа "В роще", опубликованного в начале 1920-х годов японским писателем Рюноскэ Акутагава. Хотя больше это произведение известно под названием "Расемон". В 1950 году японский режиссер Акира Куросава адаптировал две истории Акутагавы в один фильм. Этот фильм познакомил мир с устойчивой культурной метафорой, которая изменила наше понимание истины, справедливости и человеческой памяти.

Эффект Расемона описывает ситуацию, в которой люди дают существенно разные, но одинаково понятные описания одного и того же события. Эффект Расемона, часто используемый для того, чтобы подчеркнуть ненадежность очевидцев, обычно возникает при двух определенных условиях. Первое: нет никаких доказательств того, что произошло на самом деле. И второе: существует давление с целью достижения закрытия ситуации, часто оказываемое авторитетным лицом, пытающимся установить окончательную истину.

Но эффект Расемона подрывает саму идею единственной объективной истины. В исходном материале Акутагава и Куросава используют инструменты своих медиа, чтобы придать показаниям каждого персонажа равный вес, превратив каждого свидетеля в ненадежного рассказчика. Без каких-либо намеков на то, кто делится наиболее точным вариантом событий, аудитория не может сказать, какому персонажу доверять. Вместо этого каждое свидетельство приобретает правдивый характер, и аудитория остается сомневающейся в их убеждениях, поскольку они догадываются, кто положил конец жизни самурая.

Некоторых это может расстроить, потому что сюжет нивелирует ожидания того, как обычно заканчиваются тайны. Но, отказываясь дать четкий ответ, эти два художника запечатлевают беспорядок и сложность истины и человеческой памяти.

Нейробиологи обнаружили, что когда мы формируем воспоминания, наша интерпретация визуальной информации зависит от нашего предыдущего опыта и внутренних предубеждений. Некоторые из этих предубеждений уникальны для отдельных людей, но другие более универсальны. Например, эгоцентричная предвзятость может побудить людей подсознательно изменить свои воспоминания таким образом, чтобы они пролили позитивный свет на их действия.

Даже если бы мы смогли точно закодировать воспоминание, его вызов включает новую информацию, которая меняет память. И когда мы позже вспоминаем это событие, мы обычно вспоминаем приукрашенное воспоминание вместо первоначального опыта.

Эти лежащие в основе психологические явления означают, что эффект Расемона может проявиться где угодно. В биологии ученые, начиная с одного набора данных и применяя одни и те же аналитические методы, часто публикуют разные результаты. Антропологи регулярно сталкиваются с тем, какое влияние личный опыт может оказать на восприятие эксперта. В одном известном случае два антрополога посетили мексиканскую деревню Тепостлан. Первый исследователь описал жизнь в городе как счастливую и довольную, в то время как второй описал жителей как параноиков и постоянно недовольных.

Помимо экспертов, эффект Расемона также может повлиять на широкую публику, особенно когда речь идет о восприятии сложных мировых событий. Например, после саммита по безопасности 2015 года между США и лидерами арабских государств сообщения СМИ о саммите сильно различались. Одни заявили, что все прошло гладко, другие назвали это событие полным провалом.

Может показаться заманчивым зацикливаться на том, почему у нас есть конкурирующие восприятия, но, возможно, более важный вопрос, который поднимает эффект Расемона, заключается в нескольких моментах:
Что в любом случае является истиной?
Бывают ли ситуации, когда "объективной истины" не существует?
Что разные версии одного и того же события могут рассказать нам о времени, месте и людях, которые в этом участвовали?
Как мы можем принимать групповые решения, если все мы работаем с разной информацией, опытом и предубеждениями?

Как и на большинство вопросов, на них нет однозначного ответа. Но непреходящая важность истории Акутагавы предполагает, что принятие двусмысленности событий и ситуаций может иметь смысл".

Загрузка...
Загрузка...