о том, как делать бизнес и жить устойчиво

Знать 24 мая, 11:05

TED-доклад: как Covid-19 влияет на экономику мира

Доклад Дэна Шульмана, генерального директора сервиса PayPal, — о кредитах, электронных платежах, зарплатах сотрудников и обновлении капитализма

TED-доклад: как Covid-19 влияет на экономику мира TED-доклад: как Covid-19 влияет на экономику мира

Когда речь заходит о PayPal, мы думаем о покупках в интернете или о переводах денег друг другу. Но PayPal также играет ведущую роль на рынке финансовых услуг, зачастую выступая альтернативой традиционному банку.

Во время пандемии коронавируса PayPal поддерживал мелких предпринимателей по всему миру, предоставляя кредиты, освобождая от уплаты пошлин и расширяя программы по переводу в наличку. Компания также работала с правительством США над Paycheck Protection Program (Программой защиты зарплат) и распределением стимулирующих ваучеров. Они обеспечили возможность проявлять щедрость онлайн. Сдвиг в сторону электронных платежей, того, что мы теперь называем "бесконтактными платежами", получил невероятный толчок, который навсегда изменит наши представления о коммерции. О возможных изменениях и проблемах, которые выявил кризис, рассказал генеральный директор PayPal Дэн Шульман.

"На мой взгляд, кризис выявил три проблемы. Очевидно, что первая проблема — это кризис здоровья для очень многих людей. Вторая проблема в том, что кризис здравоохранения вызвал мировой экономический кризис. И третья проблема, о которой мало говорится, но что, на мой взгляд, сильно повлияет на то, как мы будем жить дальше, это психологический кризис. Люди пересматривают свой взгляд на мир, свою роль в происходящем, то, как им жить во время и после пандемии. Так что, похоже, нам предстоит разбираться с каждой из этих проблем.

Но нужно отметить, что экономический кризис случился задолго до того, как он проявился из-за пандемии. Как если бы уровень воды опустился и на глубине открылось то, что там давно уже лежало. Например, в Соединенных Штатах 185 млн взрослых каждый месяц еле-еле сводят концы с концами. А 70 млн взрослых находятся за гранью финансовой системы, платя более $140 млрд по непомерным процентным ставкам, осуществляя ненужные платежи, и тоже еле справляются. Так что кризис сейчас просто проявился и заставил многих принять меры, на которые они не пошли бы, не будь ситуация чрезвычайной.

Одним из результатов пандемии, или ее последствием, если смотреть в будущее, безусловно, является очень резкий рывок в переходе от физических операций к электронным. Думаю, что электронная форма множества операций ускорилась на три или даже пять лет. Это касается:
- операций от электронных платежей до телемедицины и любой формы офлайн торговли и того, как мы привыкли думать о торговле;
- изменилось лицо индустрии развлечений;
- изменилось даже отношение правительств к управлению бюджетами и вообще представлению о будущем наличных валют.

Об электронных платежах

Поэтому я предвижу огромное количество изменений, которые произойдут во время и после пандемии. Электронные платежи — это, очевидно, одна из крупнейших перемен. Ведь наличные деньги в ходу с незапамятных времен! Не решусь с полной уверенностью заявить, что они исчезнут совсем. Многие, кто это предсказывал, ошибались. Но нет никаких сомнений в том, что мы станем свидетелями ускорения процесса их исчезновения. В прошлом году в торговле было потрачено $18 трлн.

Сегодня 85% транзакций по всему миру все еще происходят в наличных деньгах. Но по-настоящему крупная перемена в переходе к электронным платежам, включая как переход, так и ускорение коммерческих операций, а также сдвиг к бесконтактным платежам в магазинах, о которых вы говорили, происходит главным образом по причине здоровья. Люди не хотят держать в руках деньги. Они не хотят прикасаться к экранам. Они не хотят брать ручку и ставить свою подпись при покупке. Поэтому возник спрос на бесконтактные, электронные платежи для соблюдения социальной дистанции, ради здоровья кассиров, ради здоровья покупателей. И мы скоро увидим — мы уже видим это в бизнесе — подъем электронных платежей по всему миру.

Я считаю, что мобильный телефон станет ключевым элементом в решении этой ситуации. Я уже не раз говорил, что одним из главных прорывов для рынка финансовых услуг станет не просто финансовая доступность всем и каждому. Для многих финансовая доступность — это доступ к банковскому счету, но самого по себе доступа к счету в банке недостаточно. Нам необходимо стремиться к тому, что мы называем финансовым здоровьем. Как обеспечить людям возможность иметь некие средства, накопить капитал для преодоления финансовых потрясений системы? Я думаю, что это произойдет при помощи мобильных телефонов, которые скоро станут доступны всем.

В ближайшие несколько лет в мире будет насчитываться около шести миллиардов смартфонов. Цена смартфона падает. Если не ошибаюсь, в Индии теперь можно купить смартфон за 25 долларов. То есть во всем мире смартфоны появятся в изобилии, и, что особенно примечательно, среди малоимущего населения смартфоны распространены чуть ли не больше, чем среди богатых, потому что смартфон — это их единственное устройство. Богатые люди могут иметь еще и айпады, и компьютеры, и тому подобное, а малоимущие могут позволить себе лишь что-то одно. И они выбирают смартфон, потому что тогда все можно делать через один-единственный гаджет.

И к слову об этом единственном гаджете — это настоящая мощь целого отделения банка у вас на ладони. И если начать оказывать финансовые услуги, переходить на обслуживание через смартфон, появляются возможности управлять и оперировать деньгами совершенно по-новому.

В физическом мире, если у вас на руках чек, вам надо дойти до места, где его можно обналичить. Возможно, простоять полчаса в очереди. С вас могут содрать комиссию от двух до пяти процентов за один лишь перевод суммы из чека в наличные. Теперь у вас наличные, и вам надо оплатить счет. Опять вы стоите в очереди, чтобы оплатить счет, при этом с вас сдирают $10 за оплату индивидуального счета. Делая это с телефона, вы экономите не только массу времени, потому что для человека, далекого от финансов, управление и операции с деньгами превращаются чуть ли не в работу — то одно, то другое, — поэтому вы не только экономите и возвращаете людям их время, но и сокращаете стоимость транзакций где-то на 50–75%.

Помните ту сумму в $140 млрд, что я вам называл? Это только в США. Представьте, что ее можно в два раза сократить и вернуть вырученные деньги малоимущему населению, самым нуждающимся. Поэтому я вижу огромную пользу в распространении технологий как в плане инклюзивности и избавлении от цифровых имущих и неимущих, так и для восстановления здоровой финансовой системы в процессе.

О кредитах


Индустрия финансовых услуг сейчас находится в процессе эволюции. Банки, наверное, всегда будут играть важную роль, по крайней мере, в обозримом будущем, но они изменятся. Взять, например, обычную кредитную карту. Сегодня мы думаем о кредитной карте как о некоем физическом объекте, который можно вынуть из кармана. Предъявление карты даже может ассоциироваться с неким статусом в зависимости от цвета кредитки. Но я думаю, что такие физические объекты отойдут в прошлое и заменятся на встроенные в электронные кошельки. Сам же кредит всегда был и останется важным аспектом.

Для большинства людей в мире наличные расходы не то чтобы превышают наличные доходы, просто они распределяются неравномерно. Иногда ваши расходы превышают доходы, и в такие моменты вам нужен кредит, чтобы покрыть эту разницу. Поэтому кредит как явление всегда будет необходим. Но то, как он предоставляется, изменится в будущем, как изменится и оценивание людей по тому, как они обходятся с кредитами.

Традиционно в более развитых странах используется кредитная оценка FICO, но этот рейтинг не учитывает множество финансовых операций, производимых людьми вне банковской структуры, таких как плата за аренду жилья или своевременная оплата счетов. С этими данными и информацией, а тем более с машинным обучением — разумеется, следя за тем, чтобы в эти алгоритмы не закрались предвзятости, — мы можем начать делать то, что раньше было невозможно.

Приведу один быстрый пример. Мы — одни из самых крупных поставщиков рабочего капитала для малых предприятий мира. Пожалуй, мы в пятерке крупнейших в Соединенных Штатах. Мы предоставили более $14,15 млрд рабочего капитала взаймы малым предприятиям. 70% этого капитала уходит в 30% регионов, где 10 или более банков закрыли свои филиалы. И где же банки закрывают филиалы? Они закрывают филиалы в районах, где проживают люди с доходом ниже среднего по стране, что понятно: если филиал добивается прибыли, им необходим некий депозитный капитал, чтобы филиал был рентабельным. Поэтому в районах с низким доходом филиалы закрываются.

Почему 70% наших кредитов оказывается в малоимущих районах? Потому что мы используем машинное обучение. Мы даже не смотрим на оценку FICO. Мы смотрим на ряд других показателей. Поэтому мы можем давать займы тем сообществам с низким доходом, которым больше никто не дает. И когда мы это делаем, средние продажи в малом бизнесе повышаются на 22%. Представьте себе, какой эффект это оказывает на районы, которые наконец получают рабочий капитал для расширения малого бизнеса. Я думаю, это прекрасный пример того, чего можно добиться при объединении технологий и финансовых услуг.

О защите данных


Любой компании, в том числе технологической, важно уважать границы, которые от них ожидает потребитель. Думаю, что доверие — это главный атрибут бренда для любой компании, и это доверие возникает из понимания, что компания уважает вашу личную информацию и не продаст или передаст ее куда-то, а будет производить операции в безопасной среде, где ваши действия защищены. На мой взгляд, это основное, так что компаниям необходимо относиться к этому с уважением. Они должны убедить потребителей, что ими обеспечена конфиденциальность, безопасность и защита, которая требуется для корректного предоставления услуг.

Я думаю, что успешными будут только те компании — и это, кстати, во многом в руках потребителей, в наших руках: мы должны знать, какие данные и информацию мы предоставляем и что компании с этим делают, — но я уверен, что успеха достигнут только компании с высоким уровнем доверия к ним, а доверие возникает на основе защиты конфиденциальности, а также в большой степени гарантии того, что ваши операции в цифровом пространстве безопасны.

Понятие кибербезопасности всегда было очень важно, но оно становится еще более важным при переходе на цифровые взаимодействия, и здесь важны большие данные, потому что профили пользователей крадутся каждые пару секунд. Каждые две секунды чьи-то данные крадутся мошенниками. Так, например, нам нужно удостовериться, что даже когда вы под чем-то подписываетесь от своего лица, это действительно вы. В каждой операции мы проверяем от 30 до 100 различных элементов, чтобы удостовериться, что это действительно вы, перед тем как снять деньги с вашего счета. Поэтому здесь важно сочетание достаточного количества данных для персональной проверки с уверенностью в том, что ваши личные данные остаются неприкосновенными. Для меня это вопрос равновесия, необходимого для того, чтобы переход был успешным.

О криптовалютах


Что касается криптовалют, то в этой области существует масса обещаний. Наш выход из проекта Libra никак не связан с нашей твердой уверенностью в чрезвычайной важности блокчейна и каких-то других форм стабильных валют, в том, что они могут быть очень полезны, особенно в разных частях мира. Говоря о стабильности в различных частях мира, где валюта может колебаться очень сильно, для них важно иметь стабильную валюту, о которой они знают, на которую могут рассчитывать, что она не потеряет свою стоимость и ее можно будет перевести кому-то в любой точке мира либо, что еще важнее, заплатить за покупку в любой точке мира.

В настоящее время мы рассматриваем любые формы цифровых валют и для этого работаем рука об руку с разными госструктурами. И мне кажется, нам всем стоит подумать, как разовьются технологии и как трансформируется в связи с этим валюта. Я уверен, что этот кризис по-настоящему открыл глаза многих правительств во всем мире на то, что им необходимы различные инструменты создания стимулов для эффективного и быстрого распределения средств среди населения.

О финансовом здоровье сотрудников


Я уже говорил, что две трети американцев едва сводят концы с концами из месяца в месяц. Они живут под финансовым давлением, и это отравляет их существование. Я изучил доходы сотрудников PayPal. Мы провели исследование. Я думал, что получу замечательные сводки, о которых буду говорить на собраниях сотрудников, хвастаясь нашей оплатой, так как мы платим столько же или больше, чем везде, причем во всех наших филиалах по миру. А обнаружилось, к сожалению, что, как и повсюду в мире, несмотря на нашу конкурентоспособную зарплату, 60% нашего операционного персонала, сотрудники в начале карьеры или почасовые работники, в том же положении. То есть еле-еле сводят концы с концами. Для меня это было просто неприемлемо.

Я считаю, что мир меняется в отношении ответственности корпораций, ответственности генеральных директоров. У нас множество различных заинтересованных сторон, которым мы пытаемся угодить, от законодателей до партнеров, от клиентов до сотрудников. Но наша первоочередная ответственность — это здоровье, финансовое здоровье, наших сотрудников, потому что ничто так не важно для компании, как наличие финансовой стабильности и энтузиазма работающих в ней людей, потому что никто не будет обслуживать клиентов лучше, чем сотрудник, чувствующий свою причастность к чему-то, финансовую стабильность и гордость быть частью компании.

Так что настоящий вопрос в том, как такое измерить, потому что многие думают о прожиточном минимуме или минимальной зарплате. А мы поняли, что этого недостаточно, и вместо этого измеряем так называемый "личный располагаемый доход", суть которого в следующем: это деньги, которые остаются после уплаты налогов и необходимых расходов на проживание. Сколько у вас остается для того, чтобы потратить на что-то еще или отложить?

И вот тут-то и выяснилось то, чем я совершенно не горжусь (но не забывайте, мы платили по рыночным ценам или выше), думая, что рынок об этих вещах естественным образом заботится. Выяснилось, что у населения оставалось 4–6% ЛРД, чистого располагаемого дохода, после выплаты налогов и необходимых расходов на проживание. Этого недостаточно. Это и есть еле-еле сводить концы с концами. К тому же ЛРД меняется в зависимости от точки на земном шаре, правда? ЛРД в Маниле отличается от ЛРД в Омаха, Небраска, от Нью-Йорка и других мест. И тогда мы решили для себя, что надо поднять ЛРД до 20%. Потому что 20% — скачок с 4% до 20% очень велик, — но при 20% у вас есть возможность откладывать какие-то деньги на черный день и оплачивать непредвиденные расходы.

Мы провели массивную реорганизацию нашей системы компенсации. Мы снизили стоимость льгот на 58%, потому что льготы — регрессивное налогообложение, когда выплачиваемая вами сумма не зависит от вашей зарплаты. Поэтому многие из наших сотрудников не имели льгот по здравоохранению, потому что они не могли их себе позволить. Мы снизили их на 58%. Мы раздали акции каждому сотруднику PayPal, сделав всех совладельцами компании, раздав им довольно большие гранты, чтобы они могли стать частью успешного развития PayPal. Мы повысили зарплаты там, где это было необходимо.

Все это вошло в нашу программу финансового ликбеза, потому что люди не знали, как обращаться с активами, и пытались разобраться в том, как правильно управлять сбережениями, чтобы у них накапливался капитал. На все это нам пришлось порядком потратиться, но я правда уверен в том, что так же, как мы вкладываем деньги в наших потребителей, как вы уже упоминали, в условиях COVID-19, компании должны заботиться не только о финансовой выгоде, не только о прибыли, которую надо максимально увеличить за квартал. Я твердо верю, что расходы, связанные с заботой о наших сотрудниках, о наших клиентах, в долгосрочной перспективе многократно окупят все связанные с этим расходы. Мы уже начинаем видеть положительные перемены.

Так что, я думаю, каждому генеральному директору и компании стоит задуматься об этом, особенно в связи с нынешним кризисом, как нам поднять сотрудников на шкале приоритетов, позаботиться о них? Потому что именно так вы позаботитесь о клиентах, а, позаботившись о клиентах, вы неминуемо позаботитесь о держателях акций. Именно этим мы и занимались бóльшую часть прошедшего года.

Об обновлении капитализма


Я большой сторонник капитализма. Я считаю его во многом лучшей из известных мне экономических систем. Но, как и все прочее, его необходимо обновлять. Его необходимо подстраивать как минимум под уязвимые группы населения: то, что ваши зарплаты соответствуют уровню рынка, еще не значит, что ваши сотрудники финансово благополучны и обеспечены. Я считаю, что всем следует узнать, имеют ли их работники достаточно средств для того, чтобы отложить деньги на черный день, и затем подумать над тем, как можно помочь.

По-моему, показатель ЛРД в этом смысле очень полезен. На него надо потратить какое-то время, потому что он требует тщательности и вам придется сопоставлять бытовые расходы с местом проживания и местным налоговым законодательством. Но нужно получить ЛРД, который в определенной степени соответствует состоянию, при котором люди не нуждаются. Потому что если люди еле сводят концы с концами, они и работают не очень хорошо. Они беспокоятся о том, что произойдет с их детьми, семьями, например, если кто-то заболеет. И получается некий замкнутый круг. Вам кажется, что вы экономите, платя своим работникам меньше, а на самом деле, по крайней мере в моем понимании, если позаботиться о тех, кто у вас работает, то за этим естественным образом последует и все остальное. Люди работают с большей отдачей. Им нравится быть частью компании. Они лучше обслуживают клиентов. И все эти вещи неминуемо приносят пользу компании, способствуя ее конкурентоспособности. Но начинается все с сотрудников.

Мы привлекаем, думаю, лучшие таланты в мире в PayPal, потому что люди верят в нашу миссию, в то, что мы на самом деле хотим изменить жизнь к лучшему. Я не хочу сказать, что мы прямо верх совершенства, но я считаю, что нельзя пренебрегать ответственностью делать хотя бы маленькие улучшения на пути вперед. Если бы так делали больше компаний и больше правительств, мир действительно изменился бы к лучшему.

А второе, о чем я хотел сказать, это ценности должны соответствовать цели. Ценности неимоверно важны. Надо стремиться к инклюзивности, разнообразию рабочей силы, финансовому благополучию сотрудников. И если вы к этому стремитесь и привлекаете самых лучших специалистов, то тогда по определению, на мой взгляд, самое большое преимущество любой компании на рынке — это ее сотрудники. Стратегия важна, много других вещей очень важны. Но если у вас классные сотрудники, которые разделяют миссию компании и достаточно зарабатывают, они обеспечат невероятные результаты.

Я думаю, что именно это конкурентное преимущество будет стимулировать компании. То есть нужно несколько руководителей и компаний, которые начнут двигаться в этом направлении, и тогда запустится цепная реакция. И когда это случится, все придет в движение, все больше и больше компаний станут к этому стремиться, чтобы оставаться конкурентоспособными. Такая мотивация может показаться эгоистичной, но, если честно, какая разница, делают ли они это от чистого сердца или же ради повышения собственной конкурентоспособности? Создание здоровой финансовой поддержки для своих сотрудников — правильная цель, и мы должны ее достичь.

Я действительно верю в то, что идея капитализма с многосторонними интересами отвечает времени, и мы не можем больше считать своей задачей удовлетворять исключительно интересы акционеров. Мы — часть сообщества, мы — часть этого мира. Заставлять людей перебиваться изо дня в день не идет на пользу ни одной компании. Мы не можем решить все проблемы, но создать здоровую финансовую среду для своих сотрудников мы обязаны.

Загрузка...
Загрузка...