о том, как делать бизнес и жить устойчиво

#HearMeToo: Ольга Яценко

Одна з історий до акції "16 днів активізму проти ґендерно зумовленого насильства"

img img

Неусвідомлюване. Публічне. Приховане. Невидиме. Фізичне. Сексуальне. Економічне.Психологічне. Але завжди болюче та руйнівне. Насильство. Ми звикли вважати, що ґендерно зумовлене насильство має видимі прояви. Проте інколи насильство може так добре маскуватись, що ні оточуючі, ні людина, яка страждає від нього, не розуміють, що саме коїться. Зробити проблему видимою можна, почавши з діалогу. Коли одна жінка починає говорити, до неї поступово долучаються інші. Коли одна своїм прикладом показує, що не можна мовчати, її наслідують інші. І коли вже не одна вона благає: "Почуй мене". суспільству не залишається нічого, окрім як діяти. Реагувати. Захищати. Попереджати. Цьогорічна тема Міжнародного дня протидії насильству щодо жінок та дівчат Організації Об'єднаних Націй "#ПочуйМене: Зупинимо насильство проти жінок та дівчат". У рамках глобальної кампанії "16 днів активізму проти насильства щодо жінок і дівчат"16 жінок на сторінках ZZA! та WoMo розкажуть вам, чому вони вирішили не мовчати. Ольга Яценко, письменниця та сценаристка, розповідає сьому історію.

Если бы сегодня я вышла на марш против насилия в отношении женщин, на моем транспаранте было бы написано: "У тебя есть ты, и вы справитесь". Слово "насилие" ассоциируется обычно с какими-то конкретными агрессивными действиями: ударить, толкнуть, обозвать... Но на самом деле спектр ситуаций, где явно есть "жертва" и есть "агрессор", намного шире и неоднозначней, чем может показаться на первый взгляд. Самая популярная форма насилия — это оценка поведения, внешности, убеждений, ценностей другого человека, которые посторонних лично никак не касаются и не приносят никакого вреда обществу, но почему-то раздражают. "Какой-то не такой" найдется в любом коллективе и попытки его "сделать нормальным", "надоумить" будут применяться рьяно, из "самых благих побуждений", и уж точно никому из напутствующих праведников в голову не придет мысль, что они, собственно, лезут не в свое дело и не спасают мир, а пьют кровь.

"Какой-то не такой" может быть кем угодно: мамой, кормящей грудью после двух лет, или  занимающаяся домашним обучением вместо обычной школы. Это кто-то, кто не ест мяса и термически обработанной пищи. Это может быть подросток, не любящий "жизнь класса" и навязанные праздники. Это может быть "простушка" в зубастом коллективе процветающей компании, это может быть сотрудник, назначенный "всегда виноватым" своим начальником и, следовательно, поставленный на низшую ступень иерархии коллегами. У всех жертв, впрочем, есть общая особенность — им, скажем так, не все равно, и чем больше они хотят, чтобы это все прекратилось и их оставили в покое, тем сильнее и настойчивее их будут клевать.

Отдельный разговор — насилие в семье. Самые родные люди из самых благих побуждений могут заставлять "съесть все до последней крошки", одеваться теплее и неудобнее, ходить в те кружи и секции куда надо, а не куда лежит душа. Уважение к "труду бабушки, которая все это приготовила для тебя, неблагодарной" и "понимание взрослого человека, как рациональней распорядиться временем после школы" — тоже насилие! Насилие — это когда человек лишается свободы в определенных ситуациях. Насилие — это причинение моральных страданий.

Мой лично опыт переживания насилия, и я не боюсь об этом сказать:

— травля одноклассников в элитной (как сейчас бы сказали) частной школе в Великобритании. Как человек из "дремучих 90-х" я мало вписывалась в небольшой устоявшийся коллектив детей, воспитанных в совсем другой среде. Чем больше я хотела с ними дружить и "быть хорошей", тем жестче становились их издевательства;

— насилие в семье: первый муж был намного старше меня, я слушалась его во всем, постепенно деградируя и одновременно превращаясь в человека, который тянет на себе всю семью. В какой-то момент он ушел, оставив меня одну с четырьмя детьми;

— насилие от родителей: безусловно, самые лучшие и любимые в мире, они невольно пытались манипулировать моим чувством вины, когда им хотелось, чтобы я, например, не занималась йогой или не увлекалась чем-то еще, ненужным мне, по их мнению.

Как это все прекратилось? Все зависит от нас самих.

Первое. Вы разрешаете другим думать о вас плохо. Именно разрешив себе же, у себя в уме, что чужое осуждение, косые взгляды, перешептывания — это нормальное право других людей, не требующее никаких ответных действий от вас, вы увидите, насколько спокойнее станет жизнь. Дайте родителям право осуждать вас.

Второе. Вы не бросаетесь переубеждать даже самых близких и важных для вас людей в том случае, если они явно дали вам понять, что вы плохой человек. Это они так решили. Сколько людей — столько мнений. Мнения бывают разными. Просто примите это и живите дальше.

Третье. Вы каждый день находите точки независимости от тех, кто для вас важен. Одно дело, когда человек, который, грубо говоря, стоит у крана с кислородом, начинает хмуриться и грозить пальцем, и другое — когда это просто ваш попутчик. Стремитесь к независимости и самообеспечению как можно раньше.

Четвертое. Переводите формат зависимости от других людей в формат сотрудничества. Делать что-то вместе (работать, воспитывать детей, жить под одной крышей) можно и без прогибания, услужливости и постоянных жертв.

Пятое. Вам нужна лично ваша жизнь, с вашими лично победами и достижениями.

Читайте также: #HearMeToo: Анастасія Єва Домані