о том, как делать бизнес и жить устойчиво

Видеть 01 декабря, 14:12

#HearMeToo: Анастасія Єва Домані

Одна з історий до акції "16 днів активізму проти ґендерно зумовленого насильства"

img img

Неусвідомлюване. Публічне. Приховане. Невидиме. Фізичне. Сексуальне. Економічне. Психологічне. Але завжди болюче та руйнівне. Насильство. Ми звикли вважати, що ґендерно зумовлене насильство має видимі прояви. Проте інколи насильство може так добре маскуватись, що ні оточуючі, ні людина, яка страждає від нього, не розуміють, що саме коїться. Зробити проблему видимою можна, почавши з діалогу. Коли одна жінка починає говорити, до неї поступово долучаються інші. Коли одна своїм прикладом показує, що не можна мовчати, її наслідують інші. І коли вже не одна вона благає: "Почуй мене". суспільству не залишається нічого, окрім як діяти. Реагувати. Захищати. Попереджати. Цьогорічна тема Міжнародного дня протидії насильству щодо жінок та дівчат Організації Об'єднаних Націй "#ПочуйМене: Зупинимо насильство проти жінок та дівчат". У рамках глобальної кампанії "16 днів активізму проти насильства щодо жінок і дівчат"16 жінок на сторінках ZZA! та WoMo розкажуть вам, чому вони вирішили не мовчати. Анастасія Єва Домані, транс*жінка, активістка "Транскоаліції на пострадянському просторі", розповідає сьому історію.

Если бы сегодня мне пришлось выйти на марш против насилия, на своем транспаранте я написала бы классическую уже фразу "Мое тело — мое дело". Для меня насилие ассоциируется с физической болью, плачем, смертью.

Я знаю, что это такое — насилие, потому что в детстве его совершали по отношению ко мне и школьники, и дворовые ребята, которые были старше меня. И это было как физическое, так и психологическое насилие. Они обижали тех, кто не играл вместе с ними, кто был примерным ребенком или обожал школу. Им все время нужно было делать что-то такое пакостное, а если ты не следовал этому примеру, ты становился жертвой. Став старше, они просто начинали избивать, прямо в подъезде или где-то, чтобы рядом не было много свидетелей. И они все, парни и даже их родители, смеялись надо мной. Это очень сильно изменило меня, я из двора ушла в книги и учебу. Но я до сих пор этого не забыла. В моей жизни было много психологического насилия, пока я не научилась давать  отпор. Я начала заниматься спортом, во мне стала расти сила. Она нужна была мне для того, чтобы защищаться. И когда у меня это стало получаться, от меня все отстали, а я стала более уверенной в себе.

С психологическим насилием я столкнулась, начав транс-переход. Мне стали приходит сообщения и комментарии в соцсетях. Как правило, они шли парой вместе с каким-то моим интервью. Я не могу читать больше трех обидных комментариев. Мне это крайне неприятно, это меня травмирует так же, как и физическое насилие. Я потом не могу спать нормально. Но и физическое насилие мне тоже пришлось пережить дважды в этом году. Первый раз в клубе. Тогда было очень больно. Пришло осознание своего бессилия, что тебе никто не может помочь, даже полиция. И твои надежды на решение ситуации оказываются обманутыми. Второй раз произошел во Львове в общественном транспорте. И никто из пассажиров не вмешался, чтобы помочь мне или остановить нападавшего. Недавно пыталась узнать, как продвигается дело, но никто не хочет им заниматься.

Я не переживаю по поводу себя, но понимаю, что, если бы кто-то из моих близких пострадал или еще хуже — ребенок, тоже бы никто никого не наказал, потому что никто не хочет работать. Эти мысли вгоняют в тоску, поэтому я стараюсь отвлекаться какой-то своей занятостью, чтобы не переживать по этому поводу. Я вижу, что никто меня не защитит. И надо либо балончик газовый с собой носить, либо тренироваться и становиться сильнее и крепче. Не всегда это поможет, хотя был у меня случай, когда я дала отпор. Где-то год назад на меня со спины напали двое мужчин с целью ограбления. Я закричала. Я поняла один тонкий психологический момент, когда они думают, что ты женщина, а ты кричишь громким басом, — у них наступает шок. Они теряются и просто убегают.

Столкнулась я и с преследованием и кибербуллингом, из-за чего периодически приходится менять номера телефонов. Мне сказали, что мои контакты нашли на каком-то трансгендерном сайте для секс-работы. То есть некий недоброжелатель зарегистрировал меня там, в результате чего меня стали донимать различными сообщениями. Такое я сразу пресекаю. Не могу сказать, что сталкивалась с сексуальными домогательствами, но сейчас, находясь в процессе транс-перехода, понимаю, что юбку не всякой длины я надену. Но это не из-за страха перед пресловутым "сама виновата". Просто дабы обезопасить себя, теперь я несколько раз подумаю над своим образом, прежде чем выйти на улицу. Женщины у нас в стране, к сожалению, чувствуют себя очень незащищенно.

Поэтому тем, кто совершает насилие, я хочу сказать вот что: это воздастся в чем-то другом. Это последнее дело — решать свою проблему насилием. И мне жаль тех людей, которые выбирают такой путь.

Читайте також: #HearMeToo: Уляна Пчолкіна