о том, как делать бизнес и жить устойчиво

Знать 11 февраля, 15:02

Как я побывала на вскрытии в морге

Опыт, который оказался совсем не тем, чего от него ждали

img img

Таня Касьян, главная редакторка ZZA! и WoMo.ua

"Интересно было бы поглядеть на то, что от меня останется, когда меня не останется", — сказала главная героиня книжки Льюиса Кэрролла "Алиса в Стране чудес". Этот ее интерес я разделяю полностью. Вопрос "а что будет после?" волновал меня давно. Книги ответов не дают. Церковь тоже, по крайней мере, мне, — человеку, которому нужны доказательства. С людьми, пережившими клиническую смерть, я пока еще не общалась. Поэтому, когда мне предложили посмотреть вскрытие, или аутопсию, я не раздумывала ни секунды. "А правда можно?" — со странным восторгом и округлившимися глазами спросила я. "Ты действительно пойдешь?" — спросили меня потом коллеги. "Зачем тебе это?" — удивились близкие и друзья. Да, я пошла. А вот зачем… Ответ на этот вопрос я нашла уже после.

Когда я шла в морг, мне казалось, что мною движет профессиональный интерес. Пока не удовлетворю свое любопытство — не успокоюсь. Но оказалось, все несколько сложнее.

Цвет

Цвет — первое, что приходит на ум. Серый снаружи — грязный снег, голые деревья, здание морга. Желтый и коричневый — внутри: деревянные шкафы, кафель, органы и жир. Когда я зашла в секционный зал, я увидела тело пожилого мужчины на металлическом столе. Тоже желтое. Первое, что я сделала, — облокотилась на стену, на всякий случай — если падать, то имея хоть какую-то опору. Санитарка уже сделала разрез и переходила к распиливанию грудной клетки. После этого весь органокомплекс (внутренние органы) достают и кладут на металлический поднос и к работе приступает патологоанатом.

Человек

Я не знала ни имени, ни фамилии того мужчины, лежащего на столе. Они были зафиксированы на бирке, привязанной бинтом к его ноге. Я знала только диагноз. Его и нужно было подтвердить или опровергнуть врачам. Знаете, когда органы этого мужчины уже лежали на подносе, я поняла, что воспринимаю их как-то отдельно — как материал, с которым нужно работать. Как задачу, которую нужно решить. Но как только мой взгляд падал в сторону головы или ног, я понимала: это же человек. Человек! Чья жизнь оборвалась вот так внезапно вчера вечером. И который вряд ли думал, что день спустя его тело будет разрезать секционный нож. И в этот момент я снова искала спиной стену.

Интерес

Мой, человека, который не знал, чего ждать. Врачей, которые напоминали мне детективов из сериала. Потому что все, что происходило в морге, было похоже на какой-то квест или расследование. Тебе нужно узнать — действительно ли человек умер от рака? Может, причина в другом? Тогда кто из врачей совершил ошибку? А что за узелок в легких? И почему сердце такое изношенное? Орган за органом врачи исследуют легкие, почки, сердце, печень, желудок, вырезая кусочки тканей для дальнейших исследований под микроскопом.

Запах

Какой он? Да никакой. В секционном зале морга чисто, даже стерильно. Пахнет, скорее, какими-то химикатами, но не сильно. Правда, когда врач перешел к изучению желудка, я решила, что мне лучше уйти на всякий случай, потому что стенка меня бы уже не спасла.

Врачи

Циничные профессионалы своего дела. "Голову пилять будем? — Да с таким набором болячек проблема точно не в мозге". Запомнилось, как острым секционным ножом резали сердце. Такое истощенное. На куски.

Уроки

Все это время, что я находилась возле тела человека, меня лихорадило от мыслей. До того как я пришла в морг, было страшно, что меня начнут мучить кошмары. Но я поняла, что видела абсолютно естественные вещи. И это не так страшно, как мы себе представляем. А еще я поняла вот что:

Да, я пришла сюда из любопытства. Но также за эмоциями. Сильные эмоции — это впечатления, а впечатления — это вдохновение. Вот так я поняла, что пришла в морг искать вдохновение. Это странно, и, видимо, мне так было нужно. Но вместо этого я получила еще нечто большее.

Когда я увидела, какими потрепанными выглядят бронхи этого человека, я испугалась. Придя домой, я, которая мучилась переменчивым кашлем уже больше месяца, записалась к врачу на прием. Диагноз — бронхит. Значит, так было нужно — увидеть все это так вовремя и избежать последствий.

Когда я увидела, как выглядит тело человека после смерти и количество жира под кожей, то поняла, что внутренний мир человека некрасив и вовсе не прекрасен, хоть и очень интересен. С другой стороны, кого уже радовать тонусом и гладкостью своих тканей после смерти? Патанатомов? Так им все равно, им просто нужно поставить точный диагноз. И все же, несмотря ни на что, я поняла: не хочу носить лишнее на себе, а значит, пока я жива — спорт будет в моей жизни всегда.

Когда я увидела, как врачи работают с органами человека, я почувствовала безысходность. Вот что остается после смерти — оболочка! Все. Куда девается все то, из-за чего болит наше сердце? Куда исчезает все то, что рождается в нашем мозге? Куда испаряется все то, что заставляет кипеть и бурлить нашу кровь? Мне бы очень хотелось удостовериться, что все это не напрасно. Ну а пока я не получу ответы на эти вопросы, буду жить так, чтобы бурлило, кипело, рождалось и поменьше болело.

Самый ценный урок, который я извлекла, смотря на то, что происходит после смерти, — любить жизнь. И себя. Наверное, ради этого стоило получить такой опыт.

И нет, кошмары меня не мучили.

Иллюстрация Алины Борисовой

Читайте также: О чем молчат патологоанатомы

Быть в курсе самого интересного с ZZA! — можно, подписавшись наш Telegram!

Загрузка...
Информационный партнер проекта Ukr.net
Новости со всех уголков Украины на https://www.ukr.net/
Загрузка...